benegenetriivir: (Default)
[personal profile] benegenetriivir
предыдущие части:

Шпицбергена снега белей яранги. Там бродят лапари среди медведей.

Твой древний викинг сумрачно буянил. Поставили рогатиной засеки.

Плывут бревном, откуда неизвестно, товарищи знакомых амуниций

Когда бы слово женщине держали, сказал — отрезал, тесть с отцом под локти

И хвост форели Коган кинул в Дова, гремя браслетом гневного запястья

Кричал Ханох, познавший строй телесный при обученьи травничьих ремёсел

И нету скита полного молчанья для ищущих покоя без общенья.

Причудлив поиск трюмных изометрий. Шамарь сказал: — Я очень сожалею. —

Умытая Ронит лежала в койке. Нейдёт кусок. Хагай принёс турнепса.

Лежит себе в туманной полудрёме, жива, и лучше ей не шевелиться.

Раскиданы меж струганных столешниц портяночные лоции пространства.

В роду у Зива дёрганые были ансамблями народных инструментов

А где друзья косматого умельца? Хагай не озабочен расставаньем


Махтейнесте, спросивши взглядом гостя,
Мамзерного коснулась ветрогнёнка.
Трагедии израильских династий

9680

Не часто обсуждаются с народом.
И композитор, ярл, сказал прибывшим:
— Мы шли на погребенье Мать Моржихи. —

С баклагой чистослёзного сикера
Печок вручили лохмами наружу,
Ронит медвежий, хахалю овечий,
Для головы высокие генины
Овечьего сукна в кайме звулуна.
Переобули в новенькие пимы.
Упряжка крыта полостью медвежьей.
До берега недолгая дорога.
Полярной ночью снег луною скрашен.
Собаки потому неторопливы.
Немало белых мух без сракопада.
Над головой трёхпих в автопилоте
С прыгучестью холодной прежним чином.
Простая баба узнаёт деревья
И радуется пням за поворотом,
Но дролицен корытовых авралов,
Когда отмоешь пол от бегемотов,

9700

Давно в себе бабёнку схоронила.
И в том винить Рахмила — дохлый номер, —
Себя Ронит безмерно уважала
В тени побед трёхпихного танная.
Да, узнаёт сугробы и опушки.
Старшой Амир — её, бабёнки, визги.
Устал брыкаться и почти податлив.
Жуёт гостинчик взбитого маиса
Под маслом арахисового жима.
Не делится с обидчивым Гершоном.
И полон рот у жадины любимой.
И дёсны слиплись вязкого блаженства.
Или взрывной маис зальют глазурью,
Но это низкий профиль производства,
Когда поставок арахиса нету.
Глядишь — кидают в патоку невежы
Готовый протвень ханукальных шанег —
И норовят усыпать чем послаще.
Уродуют они перекусоны.
На берегу народу прибавлялось.

9720

Обычаем собраний ашкеназа
К воде стоят шеренги свейских санок.
На каждом плед с пайцзою именною,
Чтоб худосочный занимать не вздумал.
За челядью свальбардового ярла
Купечество лабазов и буянов,
Ярыги ветрогонного томленья,
Габаи костоломного собранья,
Светила выведенья из запоя,
Два кейса эфиопской фалашмуры,
Берсерк Идо, Нимрод, бугор Сторойи.
Отшельники сидят составом полным —
Шабтай, Цадок, Рахав, чолдон да ижма.
Кайвана Цалю прежде схоронили.
Зырян Цадок отдельным уваженьем
Сидит с ярыгой Зивом первым рядом
На свейских санках бубнарям и только
В количестве полдюжины сидений,
И каждое под скромною резьбою —
Аува и Гилад Шапира дарят

9740

На чём сидеть шести мужам падучим.
Одно из подношений от Шапира
Облюбовал невзрачный мужичонко
По леву руку от ярыги Зива.
И по глоточку все немножко квасят.
Невзрачный мужичонко рад бы больше,
Но шепчет Зив: — Тебе ещё работать. —
Хотели зубодёры Каутокейно
Приехать бы, но нет, не успевают.
Супруг Моржихин самый берег топчет.
Последними всегда придут соседи.
Повозки лапарей остановились.
И мамонты вперёд не напирают.
Махтейнесте с Гершоном и Амиром
Средь лапарей сидит, они подальше.
И две молодки рядом с животами.
Гершон с Амиром при перекусонах.
Но Авирам, лапарьный композитор,
И ветрогоны с выпихной колоды
Прошли вперёд к друзьям по мухоморам.

9760

Ишаю мужичонке улыбнулись —
Сейчас увидим, кто он в самом деле.
Зазнобушка свальбардового ярла,
Мамзель, сидит без мамзерёнка сына,
И ярлицен свальбардова при чады.
Ей не сдавать посуду после тризны —
Учёная, обжегшись на глинтвейне!
Хазаны начинают пробу гласа.
А вдалеке, на сфере Иссахара
Внебрежная Михаль ребёнка нянчит
На чердаке по выслуге мамзельной.
Гидон не хочет есть? — ну, и не надо!
Ей главное, чтоб вымыт был ребёнок.
Ори, страдай, ничто тут не поможет,
А завтра поорёшь чуток поменьше.
И зубы заговаривает песней
О стойкости к минпросовским прививкам,
Когда с уроков класс они сорвали,
Но мальчик уколоться не боится.
Умыт, и расцелован, и не плачет,

9780

Укутан весь махровым полотенцем,
Лежит себе в барьеровой кроватке
И скоро подустав закроет глазки.
Но острой болью выгнуло Гидона
И тройкою погибелей скрутило.
Колотится струёй адреналина.
Смеётся эндокрильная система.
И взвыла выпью нянька над несчастным:
— Злодеи! Удушители младенцев!
Сокрыли вы историю болезни,
Когда вручили сына в попеченье;
Бывают же такие содомиты!
А у меня есть горькое лекарство!
И не таких спасали от падучей. —
Бутылочки на полках перебрала:
— Оно! Сошьёт назад периферию
И центр всей моторики под шапкой. —
Ножом Гидону зубы расцепила,
И льются пара бульков доходяге.
В животике бурлят, вступая в битву.

Date: 2017-02-19 07:18 am (UTC)
From: [identity profile] humorable.livejournal.com
А что весь этот тинг значит? Поминки?

И кто отравил Гидона?

Profile

benegenetriivir: (Default)
benegenetriivir

June 2017

S M T W T F S
    123
4567 8910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Most Popular Tags

Custom Text

free counters SPEEDCOUNTER.NET - free counter!

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 28th, 2017 02:09 pm
Powered by Dreamwidth Studios