benegenetriivir: (Default)
[personal profile] benegenetriivir
предыдущие части:

Шпицбергена снега белей яранги. Там бродят лапари среди медведей.

Твой древний викинг сумрачно буянил. Поставили рогатиной засеки.

Плывут бревном, откуда неизвестно, товарищи знакомых амуниций

Когда бы слово женщине держали, сказал — отрезал, тесть с отцом под локти

И хвост форели Коган кинул в Дова, гремя браслетом гневного запястья

Кричал Ханох, познавший строй телесный при обученьи травничьих ремёсел

И нету скита полного молчанья для ищущих покоя без общенья.

Причудлив поиск трюмных изометрий. Шамарь сказал: — Я очень сожалею. —

Умытая Ронит лежала в койке. Нейдёт кусок. Хагай принёс турнепса.

Лежит себе в туманной полудрёме, жива, и лучше ей не шевелиться.

Раскиданы меж струганных столешниц портяночные лоции пространства.

В роду у Зива дёрганые были ансамблями народных инструментов

А где друзья косматого умельца? Хагай не озабочен расставаньем

А сверху то ли дюна, то ли выпас, но уж никак не белое молчанье

А у Рахмила на движок трёхпихный ни выписки в гроссбухе регистраций


И приступили к звукоизвлеченью
Без общности в пределах созерцанья
С утра пораньше днями тубишвата,
Когда снега лежат ещё сугробом.

Они играли схожее анданте
Неспешных вариаций с упрежденьем
И ожиданье слышали гобоя.
Гобойщик концертмейстерным дамуром
Товарищам невидимым ответил.
И поперёк побочной темы гуслей
Открыла флейта тему южных свеев.
Вальдцитерный поднялся концертмейстер

11700

Заморышей с униженным дискантом
И высказал данилычеву тему.
Андантовы она связала ткани,
Данилычева тема Миг Ухода.
Они себе бренчали по ярангам
Во стойбище вкруг ярла Авирама.
Ронитова яранга та подальше.
Оставила Ронит сынов Михали
И с инструментом к ярлу потянулась.
Потом Дед Мамонт клялся мамой Ханой
О полной непричастности к эфиру —
Он только слушал дальнюю музыку.
Цвет лабухов по пультам, но без бубнов,
Они сошлись у ярловой яранги.
На жёрдочках, на корточках, на камне
Они лепили дружеский джем сейшен,
Данилыча отсылкой не тревожа.
Сыграли, замолчали и забыли.
Бренчать позволил ярл супруге бывшей —
Отходчива лапарьная богема.

11720

Бурундучки и белочки расселись.
Песец бежит, к музыке равнодушный.
Он видел дни страшнее и печальней
И лютый хлад без мамонтов и гречи
С единственной надеждой выживанья.
Покинутый кочующим народом
Грумант он стал Шпицбергеном ледовым
Под властью скандинавов и шахтёров.
Намешаны языки общей долей
И расы без народа Моисея.
Языки беспробудных захолустий
Величьем специальностей блистают —
Врачи, паразитологи, бармены.
На флэшки пишут хакерство кассирши
Мощнее исписавшегося Йейтса,
Не для себя, а добрым подношеньем
Краболовецким шкиперам к отходу.
Таились замороженные ткани.
На кладбище мясного протеина
Рванули патоген куском тротила.

11740

Полярники вздохнули с облегченьем,
Что ужасы сгущёнки это в прошлом.
Пригрели ос наследники Линнея,
Биологи при верном микроскопе.
Не знал заживший мирной жизнью остров,
Что Петтигрю не первый заразился.
Когда-то без мобильных телефонов
Ходили переносчики по трупам,
Их пуля не брала из трёхлинейки,
Обойму изводили за обоймой
И результат светили керосинкой
Вослед ушедшим и весьма живучим.
Ходок регенерируется тканью.
Полны опять посильной жатвой морги,
Но ненадолго скорым оживляжем.
Кастильские ожили свет зазнобы.
Кто был хорошим, скалится прищуром.
Полярное сиянье теплит почву
И зачастую красным излученьем.
Глобальное сказалось потепленье.

11760

Но прежняя болезная сонливость
Сменилась леденящим мордобоем.
Махаются кайлом и топорами.
Не просто так прицелились по рёбрам,
Имеют интерес сквозной прорубки.
Зачем осе агрессия лежанки?
Оса осе — не пара чунь с портянкой.
И вешают собак беспозвонковых.
Кусаются ходячие больные.
Болезнь срезает головы прохожим.
Не просто так изъяли позвоночник,
Когда б могли залить его сгущёнкой.
И все медведей бросили бояться.
Винтовки у детей поотбирали.
Они смотрели б лучше за оленем.
Гостят медведи в школьных учрежденьях.
И патогены глазыньки клевали
Родному переносчику заразы.
Пусты глаза кровавыми слезами
Медведя, оленёнка, человека.

11780

И переносчик видит оленёнка
С поющим стадом любящих медведей.
Менты несут надежду обречённым,
Когда живые осы у науки.
А кто менты? — три четверти там бабы.
Предисполкома горя не предвидит.
Оса не нажевалась мухоморов,
И оленёнку пел медведь без власти
Грибковой психоделики для крыши.
Готовятся к несчастью горожане,
И много наворовано моркови.
Дыханье устаканилось пред битвой,
Бульонится питаньем таксоплазма,
Поклёванные глазыньки вновь зреют —
Не всем, бывает, ходят и в поклёвках,
И на глазницах два пердимонокля
Для маскировки буйному назгулу.
А лапари экстракт мочи оленьей
Качают психоделике на славу,
Когда олень накормлен мухомором.

11800

Кола Бельды, он тоже самоцветы
Нам обещал пригоршнями улёта.
Хитинные уже жужжат над ухом —
Не осы, так обыденные мухи.
Бывает таксоплазма с генотипом,
Но верят, что попалась им пустышка.
Загрыз медведя кроткий оленёнок.
И тут Валдай явился в Заполярье
С гэбнёю молчаливой на прицепе,
Солдатиков нагнали с калашами,
На волге понаехало начальство,
Сжигают кости древние в могиле
Со свежим жмуром чином фибоначчи.
Им без разбору — чел там иль олешка.
И в кабаке бухлом одна водяра.
Вослед водяру возлюбили сканы,
Пошли хлебать без прочего хмельного,
Лакает всяк держащий там бутылку.
Эмпатия в недобром растворилась.
Объявлены полярности злодейства —

11820

Шаман и демон скрытого рожденья —
Сидят и карамазовским бореньем
По кабакам расписывают кредо.
Поди узнай, кто часть какой там силы!
И подо льдом плывёт предисполкома,
Белым бела и ничего не скажет.
Принял дела поганейший Альберих
При шнобеле и маленькая карла.
Менты стучат на близких домочадцев
Служебным долгом принятой присяги.
Премножились безглазые поклёвки.
Носитель сам вытаскивает очи.
Врачи в пробирке держат штамм болезни
И неугодных штаммом заражают.
Врачи чрез одного переродились,
Галена позабыли с Гиппократом.
Пугает общий вектор нездоровья
Неведомой причастности хитонных.
Анатомичка множится фрагментов
Меж антрацитов старого забоя.

11840

На позвонках собаки череп мужа.
Фрагментовы уста заговорили.
Прощаются шаманы с генофондом
И налегке потопали в ментовку.
И потекла трансгендерная спевка,
Где одному из двух придется худо
На киче без надзора вертухаев.
Менты, как власть, и демоны участка
Со светлой частью силы неразлучны.
Врачам же есть над чем в себе работать,
Но выделена нужная вакцина —
Экстракт мочи оленьей с мухомором,
Как обрезание концов еврею
Оно концам не просто украшенье.
Обглоданный медведь о том не ведал.
Подумать страшно, что ж дают отвары,
Помешивая ложкой гарнитура.
Седая древность вара не боялась,
И осы ужасались подступиться,
Недоброе в эмпатию не лезло,

11860

Количеством, подвластным усмиренью.
Другое рассказала бы Язьвина
О нарративах мстительных эмпатий.
Её сразило малое злодейство.
На этом фоне мамонт при гальюне —
Так это просто милая причуда
Трансмиссий эмпатического дара,
И никакого вам пердимонокля!
Джем сейшен растекался по Квитойе.
Сидели благодарные ежата.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

benegenetriivir: (Default)
benegenetriivir

August 2017

S M T W T F S
  12345
6789 1011 12
131415 16171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Custom Text

free counters SPEEDCOUNTER.NET - free counter!

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 19th, 2017 01:48 am
Powered by Dreamwidth Studios