benegenetriivir: (Default)
[personal profile] benegenetriivir
предыдущие части:

Шпицбергена снега белей яранги. Там бродят лапари среди медведей.

Твой древний викинг сумрачно буянил. Поставили рогатиной засеки.

Плывут бревном, откуда неизвестно, товарищи знакомых амуниций

Когда бы слово женщине держали, сказал — отрезал, тесть с отцом под локти

И хвост форели Коган кинул в Дова, гремя браслетом гневного запястья

Кричал Ханох, познавший строй телесный при обученьи травничьих ремёсел

И нету скита полного молчанья для ищущих покоя без общенья.

Причудлив поиск трюмных изометрий. Шамарь сказал: — Я очень сожалею. —

Умытая Ронит лежала в койке. Нейдёт кусок. Хагай принёс турнепса.

Лежит себе в туманной полудрёме, жива, и лучше ей не шевелиться.

Раскиданы меж струганных столешниц портяночные лоции пространства.

В роду у Зива дёрганые были ансамблями народных инструментов

А где друзья косматого умельца? Хагай не озабочен расставаньем

А сверху то ли дюна, то ли выпас, но уж никак не белое молчанье


Ярон склонился к Зиву и Цадоку:
— Доставит вас портал телепрыгучий
И лапарей гуслицерного чина;
Чердак снаружи к выпрыгу готовим;
Не хило ж вас падучая колбасит! —

— Не успеваем, как ни изгаляйся;
Корытово не вымаслит дорогу;
И лестница с небес чудес не купит. —
— С Орлиного Буяна ходят лётки;
Гвардейцы при портале нас уважат;
Недалеко за водами Квитойа. —
И безутешной матери выводит
Колбасимый на крыше мамонтёнок:
— Тимпан красен с трубою в скорби бурне;

10820

Колбасишася на воде покойне,
Яко знобиша мя на месте злачне. —
Шилдарь в поту Ярону улыбнулся:
— Они близки на пастбищах обильных,
Резвы сижки в ручье на водах тихих;
К Орлиному веди куда поближе;
Ступени с неба лучше зависанья;
Зырян, оно как будто отпустило. —
Детей ведут с корыта на корыто
Корытовым путём недавней кори.
Ярлёнок на тропе конструктивизма
Невидимому шепчет Амитаю:
—Тебе привет, пети шеваль, до встречи. —
И ярыжата в очередь с ярлёнком
На грудь Михали головы склонили —
Спокойно и тепло незрелым детям.
Ещё снега лежали во Грумаете.
Обгладывали мамонты рябину.
Снегирь клевал по ягодке на ветке.
Лисичка чем придётся промышляла.

10840

В незамерзающем ручье сижочки.
Стояли лапари во новом стане.
У баб урочный час вечерней дойки.
Створожены дары от мамонтицы,
А сыворотка в шаньги пышным всходом.
Без ярла лапари на дальних тропах.
Потёрся лось боками об осину.
Ледковый наст сугробом припорошен.
Четыре лыжи воткнуты в сугробы.
Над варевом котла сидит в раскачке
Упитый композитор при Ишае.
Проталина костра открыла почву.
Валяется ушкуй непогребённый.
Ишаю только дёсны затянулись.
Он только жизнью вздумал насладиться.
Хлебать вдвоём сподручней мухоморы,
Тем более когда по принужденью.
Его рукой чудовищны деянья.
Из-за какой-то мелкой балалайки
Убиты обезумевшие люди.

10860

Ему сначала били бубном тело,
Теперь сломали мухомором душу.
И речь сломали басурманским чином,
И помыслы всё тем же искаженьем.
Как в радости поминки отгуляли,
На всех одна беда и навалилась
Спиной к спине сидеть не опадая
У самой кромки людных проживаний.
Предатели по зову не явились,
А он, Ишай, остался и не предал
Чужое дело со смертоубийством.
Народ искал кусок земли потише
Без языков кровавого настроя.
Под штрифелем завёл себе ремёсла,
За облаками разгоняет ветер.
И чёрный люд отрезанного ломтя
С тоски и от обиды убегает,
От грусти неоплаченного долга,
Сбивается в ушкуи вожделенья
Прибрать одну гусельную колоду.

10880

Теперь он им, Ишай, прерватель жизни
С неписанным судебным приговором.
Принять ли? — это странно, очень странно —
Хоть это просто, очень даже просто
Для всякого, кто угодил однажды
Под путы сердцебойных анималов,
Намного проще лыж стоймя у печки.
Открылась амбразура на Орлином.
Выходят ярыжонок и ярлёнок,
Махтейнесте с носильною поклажей
И чувственная на сердце четвёрка.
С каких делов махтейнесте свекрухи
Милы вам будут, если все там с бубном? —
А у неё, носильной чебурашки,
В зубах баул без лишних провожатых.
На тумбочке давай гвардейцам ксивы.
Баулы долу, и её прорвало:
— Вот эти бледной немочи прибывцы
Всамделишные есть князья Ливана —
Небесного Ливана и Земного;

10900

Ливанские владыки заседают
Во двух диванах правящего толка —
Дивана Шейхов и Хамулл Диваном;
И по сему четыре их при лычках
Шейховый Князь Земного Леванона,
Небесного Ливана Князь от Шейхов,
Небесного Ливана Князь Хамулльный
И Князь Хамулл Земного Леванона;
Мадам из них она и есть Княгиня
Земного Леванона по Хамуллам;
На передок она слаба величьем
Восточного Царфата Формалистов;
А я и чады при князьях для лоску;
И бубны их регалиями чина,
Поскольку из Больших Консерваторий;
Встречайте нас, гвардейцы, по одёжке
И снарядите побыстрее лётку,
Пожалуйста, мы всем Ливаном просим. —
Ронит, как ни бледна, но не смолчала:
— Вы, мама, меж оглобель не любили

10920

С коленными обхватами оглобель,
А мимо процарапанным винилом
Кружат светила звёздную музыку;
Шейховый Князь Земного Леванона
Открыл мне вспышки ярче и острее. —
Гвардейцам скуки как и не бывало.
Галантным обхожденьем проводили
По тропке меж сугробов до забора,
А там висит и внутренняя просьба
Начальников небес не беспокоить.
Ярыга у гвардейцев вывел кистью
Серёдковую правку для прибывших
"Уйдите прочь, все ветви местной жизни,
Сыны Моржихи, Одина, Абрама,
Ярилы, Вяйнемёйнена и Пэдди;
Калмык, тебя кумысом не приветят;
Не рады здесь Зевесу и Пандаву;
Князья Ливана с Дщерью Вавилона,
Не трогайте блестящее руками;
С почтением охрана ветрогона".

Profile

benegenetriivir: (Default)
benegenetriivir

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10 111213141516
17181920212223
242526 27282930

Most Popular Tags

Custom Text

free counters SPEEDCOUNTER.NET - free counter!

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 21st, 2017 06:39 am
Powered by Dreamwidth Studios