benegenetriivir: (Default)
[personal profile] benegenetriivir
предыдущие части:

Шпицбергена снега белей яранги. Там бродят лапари среди медведей.

Твой древний викинг сумрачно буянил. Поставили рогатиной засеки.

Плывут бревном, откуда неизвестно, товарищи знакомых амуниций

Когда бы слово женщине держали, сказал — отрезал, тесть с отцом под локти

И хвост форели Коган кинул в Дова, гремя браслетом гневного запястья

Кричал Ханох, познавший строй телесный при обученьи травничьих ремёсел

И нету скита полного молчанья для ищущих покоя без общенья.

Причудлив поиск трюмных изометрий. Шамарь сказал: — Я очень сожалею. —

Умытая Ронит лежала в койке. Нейдёт кусок. Хагай принёс турнепса.

Лежит себе в туманной полудрёме, жива, и лучше ей не шевелиться.

Раскиданы меж струганных столешниц портяночные лоции пространства.

В роду у Зива дёрганые были ансамблями народных инструментов

А где друзья косматого умельца? Хагай не озабочен расставаньем

А сверху то ли дюна, то ли выпас, но уж никак не белое молчанье

А у Рахмила на движок трёхпихный ни выписки в гроссбухе регистраций


И приступили к звукоизвлеченью
Без общности в пределах созерцанья
С утра пораньше днями тубишвата,
Когда снега лежат ещё сугробом.

Они играли схожее анданте
Неспешных вариаций с упрежденьем
И ожиданье слышали гобоя.
Гобойщик концертмейстерным дамуром
Товарищам невидимым ответил.
И поперёк побочной темы гуслей
Открыла флейта тему южных свеев.
Вальдцитерный поднялся концертмейстер

11700

Заморышей с униженным дискантом
И высказал данилычеву тему.
Андантовы она связала ткани,
Данилычева тема Миг Ухода.
Они себе бренчали по ярангам
Во стойбище вкруг ярла Авирама.
Ронитова яранга та подальше.
Оставила Ронит сынов Михали
И с инструментом к ярлу потянулась.
Потом Дед Мамонт клялся мамой Ханой
О полной непричастности к эфиру —
Он только слушал дальнюю музыку.
Цвет лабухов по пультам, но без бубнов,
Они сошлись у ярловой яранги.
На жёрдочках, на корточках, на камне
Они лепили дружеский джем сейшен,
Данилыча отсылкой не тревожа.
Сыграли, замолчали и забыли.
Бренчать позволил ярл супруге бывшей —
Отходчива лапарьная богема.

11720

Бурундучки и белочки расселись.
Песец бежит, к музыке равнодушный.
Он видел дни страшнее и печальней
И лютый хлад без мамонтов и гречи
С единственной надеждой выживанья.
Покинутый кочующим народом
Грумант он стал Шпицбергеном ледовым
Под властью скандинавов и шахтёров.
Намешаны языки общей долей
И расы без народа Моисея.
Языки беспробудных захолустий
Величьем специальностей блистают —
Врачи, паразитологи, бармены.
На флэшки пишут хакерство кассирши
Мощнее исписавшегося Йейтса,
Не для себя, а добрым подношеньем
Краболовецким шкиперам к отходу.
Таились замороженные ткани.
На кладбище мясного протеина
Рванули патоген куском тротила.

11740

Полярники вздохнули с облегченьем,
Что ужасы сгущёнки это в прошлом.
Пригрели ос наследники Линнея,
Биологи при верном микроскопе.
Не знал заживший мирной жизнью остров,
Что Петтигрю не первый заразился.
Когда-то без мобильных телефонов
Ходили переносчики по трупам,
Их пуля не брала из трёхлинейки,
Обойму изводили за обоймой
И результат светили керосинкой
Вослед ушедшим и весьма живучим.
Ходок регенерируется тканью.
Полны опять посильной жатвой морги,
Но ненадолго скорым оживляжем.
Кастильские ожили свет зазнобы.
Кто был хорошим, скалится прищуром.
Полярное сиянье теплит почву
И зачастую красным излученьем.
Глобальное сказалось потепленье.

11760

Но прежняя болезная сонливость
Сменилась леденящим мордобоем.
Махаются кайлом и топорами.
Не просто так прицелились по рёбрам,
Имеют интерес сквозной прорубки.
Зачем осе агрессия лежанки?
Оса осе — не пара чунь с портянкой.
И вешают собак беспозвонковых.
Кусаются ходячие больные.
Болезнь срезает головы прохожим.
Не просто так изъяли позвоночник,
Когда б могли залить его сгущёнкой.
И все медведей бросили бояться.
Винтовки у детей поотбирали.
Они смотрели б лучше за оленем.
Гостят медведи в школьных учрежденьях.
И патогены глазыньки клевали
Родному переносчику заразы.
Пусты глаза кровавыми слезами
Медведя, оленёнка, человека.

11780

И переносчик видит оленёнка
С поющим стадом любящих медведей.
Менты несут надежду обречённым,
Когда живые осы у науки.
А кто менты? — три четверти там бабы.
Предисполкома горя не предвидит.
Оса не нажевалась мухоморов,
И оленёнку пел медведь без власти
Грибковой психоделики для крыши.
Готовятся к несчастью горожане,
И много наворовано моркови.
Дыханье устаканилось пред битвой,
Бульонится питаньем таксоплазма,
Поклёванные глазыньки вновь зреют —
Не всем, бывает, ходят и в поклёвках,
И на глазницах два пердимонокля
Для маскировки буйному назгулу.
А лапари экстракт мочи оленьей
Качают психоделике на славу,
Когда олень накормлен мухомором.

11800

Кола Бельды, он тоже самоцветы
Нам обещал пригоршнями улёта.
Хитинные уже жужжат над ухом —
Не осы, так обыденные мухи.
Бывает таксоплазма с генотипом,
Но верят, что попалась им пустышка.
Загрыз медведя кроткий оленёнок.
И тут Валдай явился в Заполярье
С гэбнёю молчаливой на прицепе,
Солдатиков нагнали с калашами,
На волге понаехало начальство,
Сжигают кости древние в могиле
Со свежим жмуром чином фибоначчи.
Им без разбору — чел там иль олешка.
И в кабаке бухлом одна водяра.
Вослед водяру возлюбили сканы,
Пошли хлебать без прочего хмельного,
Лакает всяк держащий там бутылку.
Эмпатия в недобром растворилась.
Объявлены полярности злодейства —

11820

Шаман и демон скрытого рожденья —
Сидят и карамазовским бореньем
По кабакам расписывают кредо.
Поди узнай, кто часть какой там силы!
И подо льдом плывёт предисполкома,
Белым бела и ничего не скажет.
Принял дела поганейший Альберих
При шнобеле и маленькая карла.
Менты стучат на близких домочадцев
Служебным долгом принятой присяги.
Премножились безглазые поклёвки.
Носитель сам вытаскивает очи.
Врачи в пробирке держат штамм болезни
И неугодных штаммом заражают.
Врачи чрез одного переродились,
Галена позабыли с Гиппократом.
Пугает общий вектор нездоровья
Неведомой причастности хитонных.
Анатомичка множится фрагментов
Меж антрацитов старого забоя.

11840

На позвонках собаки череп мужа.
Фрагментовы уста заговорили.
Прощаются шаманы с генофондом
И налегке потопали в ментовку.
И потекла трансгендерная спевка,
Где одному из двух придется худо
На киче без надзора вертухаев.
Менты, как власть, и демоны участка
Со светлой частью силы неразлучны.
Врачам же есть над чем в себе работать,
Но выделена нужная вакцина —
Экстракт мочи оленьей с мухомором,
Как обрезание концов еврею
Оно концам не просто украшенье.
Обглоданный медведь о том не ведал.
Подумать страшно, что ж дают отвары,
Помешивая ложкой гарнитура.
Седая древность вара не боялась,
И осы ужасались подступиться,
Недоброе в эмпатию не лезло,

11860

Количеством, подвластным усмиренью.
Другое рассказала бы Язьвина
О нарративах мстительных эмпатий.
Её сразило малое злодейство.
На этом фоне мамонт при гальюне —
Так это просто милая причуда
Трансмиссий эмпатического дара,
И никакого вам пердимонокля!
Джем сейшен растекался по Квитойе.
Сидели благодарные ежата.

Date: 2017-05-18 09:48 am (UTC)
humorable: (Default)
From: [personal profile] humorable
Будем знат- на случай эпидемии - "Экстракт мочи оленьей с мухомором".

Апокалиптичненько в этот раз.
Это по мотивам чего-то кинематографического?

Вопрос про фибоначи: это как работает при сжигании костей?)

Date: 2017-05-18 01:32 pm (UTC)
humorable: (Default)
From: [personal profile] humorable
Лучше (узнать) поздно, чем никогда.

На точке золотого сечения, что ли?)

Profile

benegenetriivir: (Default)
benegenetriivir

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10 111213141516
17181920212223
242526 27282930

Most Popular Tags

Page Summary

Custom Text

free counters SPEEDCOUNTER.NET - free counter!

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 01:13 pm
Powered by Dreamwidth Studios